Как открыть свой бизнес в Риге и завести друзей в пандемию

Редактор,
автор канала
«Гиви знает как»
Антон недавно открыл в Риге свой бизнес, получил статус резидента и стал фаундером европейской компании, нашел друзей в Тиндере и все это в пандемию. Дальше слово ему.

Антон
Открыл бизнес в Риге
Я окончил Политех, и в какой-то момент понял, что недостаточно умный, чтобы писать код. Решил, что буду менеджером. Так я попал в бизнес-процессы. У меня есть преимущество — я говорю с разработчиками на одном языке. У нас один бекграунд, я учил те же предметы, понимаю, чем отличается бэк от фронта, и к тому же достаточно интровертивный. У меня получается с ними общаться.

Я не стал предпринимателем за один вечер — это был долгий путь. Начал с «Лаборатории Касперского», занимался там скучными бизнес-процессами. Однажды узнал про инкубатор внутренних стартапов — программу внутреннего предпринимательства, сделанную для того, чтобы умные чуваки писали новые продукты для компании. По сути, ты защищаешь перед комиссией свою идею, тебе выдают на нее бюджет, и ты начинаешь ей заниматься. Я начал с киберспортивного продукта и занимался им 2,5 года.

Мы делали античит для онлайн-турниров — программа позволяла выявлять людей, которые пользуются запрещенным программным обеспечением для получения преимуществ в игре. Читы работают как вирусы, «Касперский» лучше всех справляется с вирусами, почему бы не искать ещё и читы? Мы запустили продукт в Берлине: приехали на Мерседес-Бенц арену, самую большую в городе. Офигенный стадион, и я там запускаю свой продукт. Запуск был немного в подземелье — там был я, представитель компании и 5 журналистов из России. Такая пресс-конференция в коморке. Зато написали об этом по всему миру.
Это был продукт b2b — мы продавали античит турнирам, а не отдельным игрокам. В какой-то момент производители решили, что стоит перевести его на рынок b2c: отдельные игроки были заинтересованы в приложении. Это целиком меняло формат и суть античита. Я ассоциировал продукт с собой и был против его перевода на другой рынок, поэтому из компании я ушел. И поехал путешествовать.

В декабре 2019 года отправился в Азию, и на Бали познакомился с парнем на Смене — сообществе профессионалов, работающих удаленно. Чуваки собираются в одном доме, который для них арендуют, работают фул-тайм и по вечерам практикуют разные правильные техники. Например, dragon dreaming, практики чекинов — штуки, которые помогают сфокусироваться и раскрыться. К ним иногда приходят гости, и вот, в один вечер мы сидели и болтали с парнем. Ну поговорили, попрощались, он уехал к себе.

На следующий день я работаю в коворкинге, продумываю идею стратапа: у меня была мысль сделать тревелтех приложение, чтобы получать информацию от локал-инсайдеров. И он звонит и говорит: «Мне тут сказали, что ты в «Каспере» работал. Ты сейчас в коворкинге? Есть дело по работе». Он приехал, я ему рассказал, чем я занимался. И он предложил свой проект: они получили инвестиции от Сбера и искали СЕО. Придумали антивирус для брендов — AI, который позволяет не показывать рекламу брендов в токсичном контенте. Так вы избегаете ситуаций, когда у вас реклама «Ситимобила», которая показывается в статье про изнасилование девушки в такси. Очевидно, размещение рекламы в таком контексте для бренда негативно.

Ну и вот он говорит: «Го, быть СЕО». И я такой: «Ну, го!»
На тот момент я допутешествовал ещё пару месяцев по Азии и эвакуировался из Кореи — как раз начался коронавирус. В Корее уже все началось — маски, ограничения, — а в России даже температуру никто не мерил. Я ещё какое-то время руководил этим проектом, но в сентябре решил сворачивать удочки: фаундер нашел себе работу на фул-тайм, и я подумал, зачем мне тащить чужой стартап, когда можно сделать свой?
Как разработал свой стартап
Сейчас я занимаюсь стартапом CopyMonkey — AI, который пишет уникальные описания на карточки товаров в интернет-магазинах. Он позволяет экономить на копирайтерах и дает возможности для развития: меньше рутинной работы — больше творчества.

У меня есть кофаундер Катя, мы с ней вместе участвовали в хакатоне Визы — нужно было придумать бизнес для маленьких компаний. Со своим проектом мы в итоге заняли второе место.

Пока разрабатывали идею много времени потратили на CustDev — общение с бизнесами, чтобы понять, есть у них проблема, которую мы хотим решать, или нет. Когда мы начали с ними общаться о нашей затее, все говорили: «блин, классная тема, мы бы купили». И мы с Катей подумали, а почему бы не запустить его? И так мы стартанули.
Почему выбрали Ригу
Я хотел открываться изначально в России, но делать компанию в России — ужасный геморрой. Сложнее всего завести юридический адрес. Я как хипстер думал, ну чего, два клика и мне дадут компанию. А мне сказали: «Нужен юрадрес». Легально арендовать что-то — 17-20 000 рублей в месяц. Для компании, у которой нет бизнеса, сотрудников и ничего нет — это сложно. В итоге я просто не смог зарегистрировать компанию.

При этом сейчас у нашей компании даже нет офиса — я думаю, это пережиток прошлого. Вся наша команда распределенная, я почти ни с кем даже не встречался лично, только на созвонах. Если все с первого дня работают удаленно, складывается своя культура и всё работает отлично.

Есть ещё один нюанс. Если взять две одинаковые компании, с одинаковыми сотрудниками, полностью идентичные, то оценка компании за пределами России сразу в 2,5 раза выше. Оценка на начальном этапе компании на ангельских инвестициях в России будет максимум 500 000 евро за компанию, в Европе — 1-1,5 млн евро. Потому что есть существенные риски ведения бизнеса в России для инвесторов.

В Ригу мы переехали по очень простой причине — это было условием фонда, который согласился инвестировать в наш стартап.
Как искать фонды
Искать финансирование для компании — ответственность фаундера. Я начал искать деньги в прошлом сентябре, первые условия инвестирования, по сути инвестиционное предложение, я получил в ноябре. Закрыть сделку и получить деньги я смог только в конце марта.

Чтобы найти фонды, нужно потратить какое-то время. Делаешь себе табличку в Notion или Google Sheets и начинаешь яростно гуглить. Пока не появляется сотня инвесторов: фондов, ассоциаций бизнес-ангелов, акселераторов, стартап-студий, просто богатых знакомых. Когда будет 100-150 потенциальных инвесторов, начинаешь им писать. Просишь знакомых, чтобы вас представили, или пишешь в холодную.
Первым инвестором стал бизнес-ангел из Беларуси. Бизнес-ангелами называют венчурных инвесторов, которые поддерживают компании на ранних этапах развития. Потом мы нашли латвийский фонд.

В Европе есть региональные фонды поддержки: Евросоюз скидывается и раздает деньги странам на разные инновационные проекты. Чтобы развивать регион нужно, чтобы компания была зарегистрирована в твоей стране. Многие фонды оперируют государственными европейскими деньгами, и им нужно инкорпорировать компанию.

Переехали мы в Латвию 1 марта этого года. В Риге сложные требования к русским. Там есть закон против отмыва денег. И мне пришлось доказывать, что я не богатый. Пришел и просил, дайте, пожалуйста, денег.
Как открывать бизнес в Риге
Открывать бизнес в корону — сложно. Из плюсов сразу по регистрации стартапа тебе дают резидентство — ты можешь жить в стране и работать в своей компании. Глобально есть две процедуры, которые нужно пройти: зарегистрировать компанию в реестре бизнесов и получить счёт в банке. Второе — сложнее.

Получить счет настолько сложно, что банки берут оплату за то, чтобы рассмотреть твое дело, и даже если ты получишь отрицательный ответ, деньги все равно не вернут. Нам повезло, сильно помог наш белорусский инвестор: он как раз переехал в Ригу и забрал на себя большую часть вопросов по коммуникации с государством. Ещё пришлось заплатить юристам, чтобы во всем правильно разобраться. Как бы я это делал один, я не представляю: мне пришлось бы этим заниматься фултайм, несколько недель.

Чтобы открыть счет, придется взять в России детализацию по всем своим тратам за последние несколько лет. Такие выписки должны предоставить все, кто участвуют в компании. Если я пил где-то вино или заходил в секс-шоп — рижский банк это узнает. В итоге открыли счет в маленьком частном банке Blue Orange. Забавно, заходишь в отделение, а там как в пятизвездочном арабском отеле — вроде все коричневое и кожаное, но присутствует какой-то флер барокко. Люди вокруг в пиджаках, а я пришел в разноцветных носках с фламинго: «Привет, я у вас тут счётик хочу открыть». Рассмотрение длится месяц, но все в итоге прошло успешно.

В Риге есть определенный набор для поддержки стартапов, он включает в себя гранты и, например, снижение налоговой ставки до 0%. Но чтобы получить статус стартапа, ты должен быть трудоустроен в этот стартап. А если ты трудоустраиваешься, ты начинаешь платить за себя налоги, и это совсем не выгодно. То есть в промежуток примерно в месяц, пока твоя заявка на статус стартапа рассматривается, ты платишь налоги как обычная компания.
Как жить в Риге в пандемию
В Риге ничего не работало в марте этого года: только аптеки и магазины. Когда я уезжал из Москвы, а я парт-тайм диджей, уже в городе отменили ограничения на тусовки до 23:00. Ну и вот я из этого постковидного мира приезжаю в Европу, которая закрыта совсем. Первые дни было хотя бы тепло, а потом началась мартовская осень. Очень холодно, у меня с собой даже не было вещей теплых, я-то думал, что еду в весну и лето. От тоски спас только Тиндер.
Тиндер помогает находить знакомых, когда все закрыто. На тот момент нельзя было даже собирать людей из разных домохозяйств под одной крышей — мы немного нарушали закон. Я пришел в Тиндер и так и написал: «Привет, я секса не ищу, отношений не ищу, давай просто выпьем и пообщаемся». И это, конечно, странно, вы с человеком видитесь первый раз, все закрыто и ты пишешь: «Ну, приходи домой ко мне». Это обычно людей не пугало, по профилю в Тиндере ведь сразу понятно, подходит тебе человек по вайбу, нормальный он или нет. Есть фотографии, есть описание, можно спокойно отобрать релевантные отклики и найти классных людей.

Цены на Эйрбиэнби в ковидной Риге были охренительными — в городе не было ни одного туриста. Мы с кофаундером сняли трехкомнатную квартиру в старом городе — она стоила до 40 000 рублей, меньше, чем я плачу за аренду в Москве. У меня был свой кабинет! Ты стартапер, без денег, и живешь в квартире с кабинетом — это круто.
Что дальше
Если смотреть на Прибалтику, выбор всегда должен падать на Эстонию. Эстонцы как старший брат, все прибалты смотрят на них. У них отлично выстроены процессы, всё, что связано с диджитал-экономикой и удаленной работой. Латвия пытается развить сервисы также, но получается не очень хорошо.

Я думаю, что решение о переезде было абсолютно правильным. Когда я переехал из России я стал более аполитичным, мне стало казаться, что все проблемы — не мои. Внутренне перестал ощущать себя их частью. К тому же, владеть российской компанией на международной арене — токсично. С одной стороны все понимают, что ты такой же предприниматель, как и все остальные, но риски никуда не деваются. А Латвия — это Европа, и я свою компанию называю европейской. Собираюсь продолжать её развитие.
Расширьте свой кругозор
Подпишитесь на публичные материалы от журнала «Развивейшн». Это бесплатно.
Расширьте свой кругозор
Оставьте почту, чтобы получать бесплатные материалы о саморазвитии и продуктивном отдыхе из журнала «Развивейшн»